Ср. Фев 19th, 2020

Андрей Громыко. “Мистер нет” советской дипломатии

Он прошел путь от простого деревенского паренька до министра иностранных дел СССР. Зарубежные коллеги звали его “мистер ноу”.

Героями своего времени часто становились политики. Особенно в советский период, когда международная обстановка была накалена до предела.  Мир не раз оказывался на грани пропасти. Хорошо, что всегда находился  кто-то, кто умел вовремя разрядить положение. Не раз спасителем человечества становился глава МИД СССР Андрей Громыко. Позже зарубежные коллеги назовут его  дипломатом № 1 ХХ века.  

Громыко  отдал  дипломатии  50 лет  жизни, 27 из них был министром иностранных дел Советского государства . Трудолюбие он унаследовал от своей небогатой  семьи. С 13 лет он был вынужден зарабатывать вместе с отцом: заготавливать и сплавлять лес.

После школы Андрей получил экономическое образование и планировал  карьеру экономиста. Однако жизнь повернула иначе. В 1939-м году обновлялся штат Наркомата. Этот момент стал судьбоносным. От новых работников требовалось  лишь маломальское владение иностранным языком и рабоче-крестьянское происхождение. Кандидатура Громыко  подошла идеально. Образованный,  «простоватый» парень с легким белорусским «говором» – эти качества понравились отделу кадров.

Андрея Андреевича назначили на должность посла Советского Союза в Вашингтоне. С первых рабочих дней он погрузился в круговорот жарких межгосударственных событий. Он участвовал в исторических переговорах в Ялте, Потсдаме и Сан-Франциско и оказался причастным к формированию устройства мира после войны. Дипломат вспоминал, что кипы документов и тысячи шифрограмм с переговоров могли бы достигнуть горы высотой с Монблан. Настолько тяжело было прийти к соглашениям и преодолеть заторы.

Фото https://atlasprirodirossii.ru
Фото https://atlasprirodirossii.ru

В личных воспоминаниях Андрея Андреевича есть трогательная история. Он вспоминал, что на переговорах в Ялте и Потсдаме случалось слышать голоса погибших на войне братьев – Федора и Алексея. Когда на конференциях предъявляли территориальные претензии Советскому Союзу, он слышал: «Не отдавай, Андрей, не отдавай. Это не твое, а наше».

Громыко стоял у истоков формирования ООН. Он подписал Устав  организации. Тогда же началась его деятельность как министра иностранных дел и пришлась она на тяжелое время – пик «холодной войны». В Совете Безопасности Громыко жестко отстаивал интересы  страны, не раз прибегая к праву вето. Серьезным испытанием в его работе стал Карибский кризис. Он приложил колоссальные силы и энергию, чтобы в кратчайшие сроки достигнуть компромисса.

Гомельские историки отмечают, что на экскурсиях для иностранных гостей, люди старшего возраста на фамилию Громыко откликаются «О! «Мистер Нет». В свое время Андрей Андреевич говорил: «Сколько я слышал на свои предложения в ответ – «ноу». Их было гораздо больше, чем мое – «нет».

Советский Союз выступал с большим количеством инициатив по мирному сосуществованию стран с разным устройством. И эта приставка «Мистер Нет» имеет ироничный подтекст. Считалось, что с Громыко невозможно работать: он все равно ответит «нет», как бы ты не аргументировал. Но это было не так. Просто кому-то был выгоден ярлык относительно Громыко. Для него самого поводом для радости и гордости были подписания документов и соглашений о запрете использования ядерного оружия.

СМИ Запада то нападали на советского дипломата, то восхваляли. Так, Громыко называли специалистом по ведению переговоров с большими способностями и искусным диалектиком с необычайно острым умом. Отмечали его вежливость и возвышение над человеческими слабостями.

В британской газете «Таймс» была написана такая фраза: «Он делает свои дела на уровне умопомрачительной компетентности». А госсекретарь США Генри Киссенджер вспоминал, что выходить на разговор с советским министром иностранных дел, не владея деталями проблемы, было равносильно самоубийству.

Если бы Андрей Андреевич Громыко не пошел в дипломатию, то стал бы превосходным экономистом. Достаточно лишь упомянуть о его книге «Экспансия доллара». Из трудов, которые он оставил по экономике,  извлекать уроки можно и сегодня.