Как советский военврач, находясь в концлагере, спас тысячи жизней. Георгий Синяков

Если Вы никогда не слышали о Георгии Синякове, обязательно прочитайте эту статью.

Я очень редко пишу о людях, но мимо этого Человека не могу пройти. Пишу о нём, потому что испытываю гордость, что жила с ним в одной стране.

Сам он не рассказывал о войне. Его историю рассказала Анна Егорова. Легендарная летчица, Герой Советского Союза и одна из тех, кто был обречен, попав в застенки Кюстрина и кого спас этот героический человек.

В 1928 году Георгий Синяков окончил Воронежский медуниверситет и до самого начала войны работал хирургом. 22 июня 1941 года началась война. 23-го он уже ушёл на фронт. 5 октября 1941 года были страшные бои под Киевом. Георгий Федорович оказывал помощь солдатам, попавшим в окружение. Кольцо сомкнулось и медперсонал вместе с ранеными бойцами оказался в плену. До 1942 года врач Синяков успел побывать в лагерях Борисполя и Дарницы. В мае 1942 оказался в концлагере Кюстрин недалеко от Берлина. Именно здесь он и начал организовывать побеги заключенных.

Для начала его заставили пройти “экзамен”. В качестве экспертов выступали немецкие лагерные врачи и лучшие представители медиков-заключенных. Операция по “резекции желудка” была выполнена безупречно. И это не смотря на то, что хирург был изможден, голоден и выполнял её стоя голыми ногами на сырой земле. Так Георгий Синяков стал лагерным врачом.

Он сутками не отходил от операционного стола, спасал в абсолютно безнадежных казалось бы ситуациях. Слава “чудесного доктора” выросла настолько, что немцы к нему стали приводить своих родственников и знакомых, когда надежды на светил из числа “истинных арийцев” уже не было. Так на операционный стол к Синякову попал немецкий мальчик, подавившийся костью. Он был спасен. Мать ребенка встала перед Георгием Федоровичем на колени, а администрация наградила “за подвиг” усиленным пайком и возможностью свободного передвижения по всей территории. Пайком он делился со своими больными, а “свобода передвижения” позволила спасти ещё больше жизней.

Побеги помогал организовывать немецкий переводчик Гельмут Чахер. Чахер учился в СССР, у него была русская жена и он очень сочувствовал советским военнопленным. Конечно, просто бежать из настолько охраняемого объекта было бы крайне неосмотрительно, да и вообще вряд ли возможно. На помощь пришла русская смекалка и отличное знание медицины. Чахер хорошо знал местность. Он рисовал карту, составлял маршрут. Затем всё это вместе с часами и компасом вручалось беглецу. Чаще всего работали по схеме “имитация смерти”. Больному давались указания, как изобразить мертвого, врач констатировал смерть и человек вывозился вместе с настоящими трупами, которые сбрасывали в ров за территорией лагеря. Оставалось только отлежаться и “воскреснуть”, а дальше идти по карте.

Очень сложным для спасения был случай с восемнадцатилетним юношей еврейской национальности Ильей Эренбургом. Сначала пришлось спрятать его документы и придумать другую фамилию. Так появился Илья Белоусов. Но у немцев все равно возникали сомнения. Тогда был поставлен диагноз крайне заразного заболевания и юношу поместили в инфекционный барак. Туда надзиратели и носа не показывали, дабы не подцепить что-нибудь нехорошее. В этом бараке Илья Белоусов и “умер”. Затем “воскрес”, перешел линию фронта и встретил победу в Берлине.

Илья Эренбург в 1946 году. Это фото с благодарностью он отправил своему спасителю. Фото https://aif.ru/
Илья Эренбург в 1946 году. Это фото с благодарностью он отправил своему спасителю. Фото https://aif.ru/
Фото https://aif.ru/
Фото https://aif.ru/

С “ночной ведьмой” Анной Егоровой тоже всё было совсем непросто. Она была сбита под Варшавой в 1944 году, совершая свой 277 вылет. Со страшными ожогами была доставлена в Кюстрин. Немцы были необычайно рады такой добыче. Им нужна была живая и здоровая Анна, чтобы устроить показательную казнь. Лечение доверили доктору Синякову. Для этого случая использовался рыбий жир и специальная мазь, которая создавала “эффект свежей раны”. Сколько бы Анну не лечили, а она никак “не поправлялась”. На самом же деле ждали, когда она окрепнет настолько, чтобы самостоятельно передвигаться. Все прошло успешно и девушка тоже “умерла” и “воскресла”. Она на всю жизнь сохранила память об этом и именно благодаря ей мы узнали обо всех этих событиях.

Много ещё каких чудес совершил чудо-хирург: собирал сломанные на осколки челюсти, спас руку с газовой гангреной, провел тысячи сложнейших операций.

В январе 1945 года узники концлагеря Кюстрин были освобождены советскими войсками. Прямо на территории лагеря Георгий Синяков организовал полевой госпиталь. Было очень много раненых, за несколько дней он успел провести более 70 операций.

Победу доктор встретил в Берлине и расписался на стенах Рейхстага. После войны жил и работал в Челябинске. В 1961 году был избран депутатом городского Совета. Я считаю, что очень заслуженно.

Фото https://youtubedownload.pro/

2 комментария

  1. Марсель Наджари был греческим евреем. В годы войны он попал в зондеркоманду Освенцима. Как и другие 2200 членов команды, он был еврейским заключенным, которого СС использовали для черной работы: эти люди сопровождали своих соотечественников в камеры смерти, собирали после сожжения пепел и выбрасывали его в ближайшую. реку. Марсель Наджари остался сиротой – его мать, отец и сестра Нелли в 1943 году умерли в лагере Аушвиц-Биркенау в Освенциме, на оккупированной нацистами территории южной Польши. Он мечтал о том дне, когда о зверствах фашистов узнает весь мир. Марсель вел дневник, где ежедневно описывал, как евреев загоняли в газовые камеры. Я хотел и хочу жить, мстить за смерть отца, матери и моей дорогой сестренки , – писал он. Кто спасает одну жизнь, спасает целый мир , эта фраза хорошо известна нам по фильму Список Шиндлера , посвященному истории спасения польских евреев от гибели во время Холокоста. Эта же фраза могла бы стать девизом Георгия Синякова, русского доктора, который несколько лет был заключенным немецкого концлагеря и за это время не только спас жизни тысячам солдат, но и помог им бежать из плена..

  2. Последний подвиг в лагере русский доктор совершил уже перед тем, как русские танки освободили Кюстрин. Тех заключённых, что были покрепче, гитлеровцы закинули в эшелоны, а остальных решили расстрелять в лагере. На смерть были обречены три тысячи пленных. Случайно об этом узнал Синяков. Ему говорили, не бойтесь, доктор, вас не расстреляют. Но Георгий не мог оставить своих раненых, которых он прооперировал тысячи, и, как в начале войны, в боях под Киевом, не бросил их, а решился на немыслимо отважный шаг. Он уговорил переводчика пойти к фашистскому начальству и стал просить гитлеровцев пощадить измученных пленников, не брать ещё один грех на душу. Переводчик с трясущимися от страха руками передал слова Синякова фашистам. Они ушли из лагеря без единого выстрела. И тут же в Кюстрин вошла танковая группа майора Ильина. Оказавшись среди своих, доктор продолжил оперировать. Известно, что за первые сутки он спас семьдесят раненых танкистов. В 1945-м Георгий Синяков расписался на рейхстаге.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *